Волчьи песни. Против течения

Объявление

Партнёры

FRPG Ирельм Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. Вион: Зов Сердца

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Волчьи песни. Против течения » Флешбэк » Сейчас, или никогда


Сейчас, или никогда

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/Mpeoh.gif
1. Участники: Диаваль ---> Сэнрос;

2. Время и место действия, погода: Два года назад. Конец лета. Предгорья.
Раннее утро. Над лесом и пиками гор разгорелся алый рассвет. Воздух пропитан утренней прохладой и легкой сыростью.
Предгорные тропы окутаны пеленой тумана, земля ощутимо влажная от росы.
На одном из склонов расположен неширокий клинообразный проход в пещеру. Сверху - шаткая порода, снизу - крутой спуск. Именно эта пещера является основополагающим местом действия.

3. Примерное описание событий: Однажды разорванные цепи сойдутся вновь.
С того самого дня, как всякие отношения между братом и сестрой были разорваны, прошло уже около года. За это время очень многое изменилось в лесу, в жизни его обитателей и, в частности, в жизни наших волков-полукровок.
Покинувшая родную стаю Сэнрос, найдя в себе силы и решимость, основала новую стаю отверженных некогда волков-песенников и стала ее неоспоримой главой. С тех самых пор их семья, именуемая не иначе как Стая странных песен, зажила своей размеренной жизнью, обосновываясь и процветая.
А вот в жизни бывшего шпиона Стальных клыков было гораздо меньше поводов для радости. Стая Рюкрена давно расползалась по швам, и Диаваль, чувствуя приступ непреодолимого отчаяния от потери сестры и всех происходящий после событий, все же вскоре покинул непрочный волчий коллектив. Злоба, раздражение и безутешное чувство вины стали его неотъемлемым бременем, которое он нес изо дня в день.
И все же Судьба не дала ему сгинуть тогда навсегда.
Так их встреча и случилась спустя год. Двоедушница Сэнрос, вняв жутким слухам о таинственном озере внутри пещеры в основании скалистых гор, по наставлению второй души Сорэ решила отправиться на разведку. Тем временем Диаваль, долгое время проведший в скитаниях, уже более недели находился в зоне гор, где неизменно ночевал, охотился и наблюдал за закатами. Брата и сестру сводит случайность – и окончательно скрепляет обвал, схоронив обоих под сводом злополучной пещеры.
Отныне они скованы одной целью – спастись…

+1

2

Пустота.
Он видел и чувствовал лишь абсолютную пустоту.
Ему не снились сны, не мерещились образы, не чудились невнятные звуки. Каждую ночь он безмолвно проваливался в густую, беспробудную мглу, словно умирая, и потом будто бы лишь по привычке, уже лишенный жизни, каждое утро безжизненно открывал глаза, обнаруживая свое ослабшее тело именно там, где он оставил его в последний раз.
Все это было слишком тускло и безынтересно.
Вот и сейчас серебристый безвольно пылился на отсыревшей земле. Солнце здесь едва ли дотягивалось до верхушек каменных валунов, средь которых схоронился Диваль, но если где-то оно и нежило своими светлыми пальчиками гладкие камни, то делало это все так же лениво и бесстрастно, словно спросонья, отнюдь не расщедриваясь хотя бы на малую толику привычного летнего тепла.
Внизу же стоял густой туман.
Сморщив серый нос, Гончий лениво разинул пасть. Слизав с мокрого носа осевшие за ночь капельки опавшей росы, он выбрался из своего убежища и резким движением встряхнулся – вода, впитавшаяся в шерсть, тут же дождем посыпалась во все стороны, заостряя кончики волчьих ворсинок и ставя их неразборчивыми ежиными иглами по всему телу. Вальд прищурился и с любопытством огляделся вокруг, продираясь сонным взглядом сквозь ниспавшие с небес облака, объявшие его со всех сторон. Пес чувствовал, как сырость пропитала все его легкие, как он вымок в земле – и  на долю секунды самцу показалось, что весь он состоит из желе и вот-вот растечется, медленно и безболезненно, стоит ему только хотя бы а мгновение потерять свое самообладание.
- Гррр, утро, - недовольно, почти ненавидяще проворчал он вслух, и звук собственного голоса врезался в уши. В предутренней тишине он звучал резко и отчужденно.
Фыркнув, Диаваль метнулся взором в сторону высившихся над ним холодных скал и почти что с завистью подумал о том, что там, наверху, вовсю уже светило солнце. Ему вдруг невыносимо захотелось переместиться на самую верхнюю точку мира, ощутить жар дневной звезды, его ласковые касания и… наконец-то просохнуть.
Пожалуй, последнее желание было самым сильным.
Поджав губы, Гончий окинул уходящие вверх земли уже более трезвым взглядом и после недолгих раздумий действительно решительно пошел вверх по каменистому холму, испытывая, правда, больше любопытства, чем чего-либо еще.
В какой-то момент он даже забыл про завтрак. Метафизический образ Солнца влек его куда сильнее материального запаха пищи, которая наверняка только-только отходила ото сна и была сейчас как никогда легка на поимку.
Свет в тот день, как и всегда, в общем-то, был непременно важнее.
Этот свет должен был привести его к правде – Диаваль, конечно, не знал об этом тогда, но не лучше ли было именно так, чем как-то иначе? Мысли его занимало тепло, ощутимое тепло небесного огня, но тогда еще даже не знал, что влекло его тепло иное, духовное, путь к которому оказался гораздо сложнее, чем он мог бы тогда предположить.

+2

3

Слухи ходили один другого страннее. Одни говорили, что по ночам на границах слышно эхо чьих-то неясных голосов и непонятного шипения, наводящие своим звучанием ужас и мурашки по коже. Другие утверждали, что волки-разведчики, направляясь в Предгорья, молятся всем Богам, лишь бы неведомое чудище не вспомнило о них и не утащило кого-нибудь в своё обиталище. Третьи же, соглашаясь со всеми, дрожа всем телом, добавляли, что если кое-кто всё-таки осмелится задержаться там больше, чем на одну ночь, после всё своё путешествие по Предгорьям будет мучиться кошмарами. С одним соглашались и первые, и вторые, и третьи - в Предгорьях завелось что-то ужасное. Что-то настолько страшное для волчьего разума, что ни один волк не может находиться там более суток.
И именно это заинтересовало Сорэ. Да настолько, что даже вполне разумные сомнения и опасения Сэнни в правильности принятого решения отмела одним решительным: "Ну я же душа Богини, в конце-то концов!" От этого смелого заявления Сэн пребывала малость в шоке, а потому не было ничего удивительного в том, что спустя пару дней они обе уже двигались к этим злосчастным Предгорьям. Сорэ - в странном азартном предвкушении, а Сэнрос - в мрачных размышлениях о том, что если затея не удастся, вряд ли ей можно надеяться на благополучный исход сего мероприятия. Если уж не это странное чудовище - в существование которого, как ни странно, верилось поскольку-постольку - то уж крутые горные тропы точно её доконают. Хотя, кто знает, что я там встречу. В конце концов, такие слухи на пустом месте не рождаются...
Спустя пару часов лёгкого бега, Сэн, малость взопревшая и подуставшая, оказалась, наконец, в эпицентре этих всех странных происшествий, у входа в одну из горных пещер. Если верить слухам, внутри находилось большое озеро, где и жило чудовище.
Только ступив на порог пещеры, Сэнрос, наконец, ощутила, как чувствовали себя её разведчики и шпионы, когда ступали на ещё неизведанные земли, где с потревожившим их покой могло случиться всякое. Странная смесь напряжения, страха перед неизвестным и смешанного с тревогой азарта переполняла самку настолько, что альфа на миг замерла, чтобы хоть немного успокоить бешено колотящееся сердце. Не бойся, Сэн, и верь в меня. Вместе мы справимся, - уверенно заявила её уже постоянная компаньонка по мышлению, и волчица, решительно кивнув и тем самым отметая все свои сомнения, наконец сделала первый шаг в пещеру. Однако она ещё не знала, что, шагая по ведущей вниз и под уклоном в одну из сети этих пещер тропе, она тем самым приближалась к поворотному мигу в своей судьбе...

0

4

Внезапно что-то щебетнуло вверху, там, куда взбирался волк. А после мелькнула некрупная тень, и какая-то птица пролетела прямо перед носом Диаваля, чуть не попав крылом ему по носу. Запах живой пищи вряд ли проигнорирует тот, кто с утра ничего не ел...
А ведь пичуга не промах и летит именно к тому входу, куда недавно зашла серая альфа Странных песен...

0

5

Он стоял в лучах Солнца. Совсем невысоко – на первом же попавшемся выступе… Золотые нити тепла объяли все его осунувшееся тело, и он, прикрыв глаза, впитывал их живительную энергию. Она растекалась по его жилам, грела стывшую от бездействия кровь и ласково, незаметно высушивала сырую шерсть. Ди едва разомкнул веки – утренняя звезда пылающими искрами отразилась в его полуоткрытых глазах. Словно кусочек этого мира раз и навсегда поселился внутри него самого…
«Может быть, - вдруг подумал Пес, внезапно почувствовав на душе странное облегчение, - однажды еще многое изменится?»
Он едва повел ухом и медленно, протяжно выдохнул.
«Может быть».
На мгновение Диаваль полностью погрузился в тишину. А после в ее густой канве протянулся легкий щебет, тенью павший на взлохмаченную волчью морду. Гончий содрогнулся, взор его взметнулся вверх – а там над землею воспарило нечто размером с канарейку, хотя в цвете, конечно, поскромнее. Оно описало в воздухе изящную дугу и смело, даже слишком смело, рассекло воздух прямо под носом у молодого охотника, приковав тем самым его дикий, вымученный взор.
- Эй! – Вальд даже сам не заметил, как кратким громогласным рыком потряс предгорную тишину. Он не понял, что привело его в такое возбуждение – внезапно проснувшийся голод или все напасти, свалившиеся на него за последние месяцы. Он даже и не задумывался об этом.
Он просто сорвался с места.
- Стой!
Клыки щелкнули в воздухе. Волк нелепо пытался выловить птицу. Однако, как ни странно, при всей курьезности и бездарности этой ситуации лапы его довольно легко переступали с одного выступа на другой. Словно видел Пес отнюдь не глазами… Ловко самец преодолевал любые преграды, рычал, чертыхался и совсем уж беспричинно злился – очень злился, но жертва, которую он избрал, была ловчее, чем он. Беззаботно, как баловень судьбы, пичуга вновь взмыла вверх, вырисовала в воздухе мудреную фигуру и стремительно скрылась во тьме расщелины, расчертившей грубое и угловатое тело скалы. Диаваль остался на входе.
Огня, некогда расчертившего его черные зрачки, больше не было в волчьих глазах. Остался только густой, всепоглощающий мрак – и этот мрак отпечатался в его душе так же, как когда-то отпечаталось солнце.
Гончий все еще рычал. Уже в пустоту, но все еще зло и обиженно. Рык его эхом прокатился по стенкам пещеры, растворяясь в сгустке тишины.
Серый, холодно фыркнув, решительно шагнул вперед – и высокий зев расщелины жадно заглотил его взъерошенный силуэт.

+1

6

Честно говоря, идти по тёмной тропе, всё больше погружаясь во мрак, боясь оступиться и кубарем покатиться вниз, или треснуттся всем телом о каменные зубы пещер, было страшновато. Весь азарт как-то быстро пропал, оставив после себя напряжённое любопытство и вполне обоснованное опасение подвернуть себе лапу и остаться во мраке навсегда. Даже тихая уверенность Сорэ, передаваемая по нервам, не особо помагала: ей-то что, она уже фактически мёртвая, а вот что будет с ней, маленькой в сравнении с каменной пастью Сэнни, если ей не повезёт? Думать об этом не стоило, но не думать не получалось. Это как не думать о чёрной кошке: пока ты не решишь о ней не думать, её как будто бы и правда нет. А потом, когда решишься, мысли о ней так и лезут неотвязно, хотя совсем недавно ты даже понятия не имел о какой-то там кошке, и все мысли были заняты другим. Мудрая мама волчицы, Алорэ, говорила, что в таких случаях лучше не отгораживаться от мыслей, а, наоборот, пропустить их через себя, словно солнечный луч, и они быстрее уйдут... Вот только о смерти пропускать мысли не хотелось вовсе. А вдруг сбудутся?..
В таких мрачных размышлениях она прошла уже полтропы, когда позади раздались какие-то невнятные крики, подхваченные эхом. Что там? Пожар? Бедствие? Люди? - Сэн невольно терялась в догадках, слушая чьи-то вопли за своей спиной, однако продолжала спускаться. Почему-то ей казалось, что даже если там что и случилось, её это вряд ли коснётся. Она же уже под землёй практически, вряд ли что просочится сюда. И именно поэтому треск камней под чьими-то лапами, царапанье когтей и гневный рык, разносящийся по пещере, оказался совершенной для Сэнрос неожиданностью. Да такой, что она в испуге аж подпрыгнула (рёв показался ей как минимум медвежьим, так мощен он был), подскользнулась и таки торкнулась боком о каменный зуб. Слава Богам, не слишком сильно, а то бы она без рёбер точно осталась, но достаточно для того, чтобы вырвался болезненный полувскрик-полурык, а после напряжённо-испуганное:
- Кто здесь?! - эхо подхватило немного истеричный окрик, пройдясь по каменному нёбу... А потом где-то наверху что-то зашумело, загрохотало, а земля задрожала. И это было настолько сильно и по шуму совершенно невыносимо, что Сэн невольно юркнула за ранее покалечивший её зуб, сжалась в комок и попыталась спрятать уши под лапами, ибо от шума камней чуть ли не лопались барабанные перепонки.
Так она и пролежала, невольно дрожа от животного, совершенно инстинктивного страха перед камнепадом, слыша лишь шум с грохотом катящихся мимо неё вниз солидных камней и валунов, защищённая от попадания камней в спину каменным клыком, пока всё не закончилось, не наступила мёртвая тишина, и широкий проём наверху не превратился в маленькую щёлочку, в которую только нос и пролезет, а тропа не превратилась в каменистый и ощерившийся сбитыми каменными клыками опасный участок горы, по которому вряд ли взберёшься наверх. Впрочем, всего этого Сэн пока осознать не могла, ибо ослепшая и оглохшая на несколько минут, она тряслась от пережитого страха, пытаясь унять свои нервы. Исследовать пещеры прямо сейчас она не смогла бы при всём желании: из-за перенапряжения лапы ей временно отказались повиноваться.

0

7

Шершавой губкой прошелся язык по сухим губам. Бездонно-черные зрачки глядели голодно и дико из полутьмы каменного свода, и эхо болтливым попугаем все подхватывало шорох когтей об гладкий камень. Кругом все шипело, шипело и шипело…
Тщедушное тельце в ярком оперении бесследно растворилось в сумраке. Но глаза, хищные, возбужденные, неумолимо зыркали по стенам, прыгая от угла к углу, от щели к щели, от выступа к выступу, лишь сильнее загораясь праведным гневом по мере продвижения в глубь пещеры. Внутри клокотало неистовство, все сильнее питаемое голодом и необъяснимым внутренним отчаянием. Мышцы сводило от внутреннего напряжения, от желания рвать и метать, бить, кусать, толкать и смешивать с грязью.
А потому, когда в ответ на его гневное рычание в воздухе разразился истошный крик, тело его нервнически содрогнулось и неестественно выпрямилось. Едкой щелочью въелся взгляд в материю тьмы, озаряя ее тусклым, безжизненным светом. Диаваль хотел было уже сорваться с места, подобно истинно Гончему псу, он готов был обнажить клыки и когти, драть шерсть и рвать плоть, лишь бы только утолить одно-единственное желание – избавиться от переполнявшего его неистовства.
Он не сдвинулся с места. Тело его не рассекло воздух, и когти не заскрежетали по старому камню.

Он замер.

Даже дыхание в какой-то момент оборвалось, лишив Гонца последней питающей его силы – кислорода. Самец плотно сжал губы и смолк, а уши его нервно подрагивали, чувствуя нечто странное, тревожное… Пещера медленно оживала в его очах, клокоча и будто бы пробуждаясь от многовекового сна. Она содрогалась, как старая волчица в предсмертных конвульсиях, все никак не желавшая прощаться с собственной жизнью, стонала и гулко охала, все громче и громче, пока, наконец, с небосвода не посыпалась мелкая известь.
Когда до обескураженного таким поворотом событий бедняги дошла вся суть происходящего, отступать было уже слишком поздно…
Мелкие камни затарабанили по полу. Стремительно пикируя на волчьи плечи и спину, они оставляли характерные серые следы на шерсти и бесшумно скатывались на пол… Ди прижал уши к взъерошенному затылку и сгорбился, озираясь теперь уже не в порыве ярости, а охваченный холодным животным страхом.
- Черт подери, - обронил Пес, неловко гарцуя на месте, пытаясь избрать верный вектор движения. Но любая дорога сулила ему смерть, причем смерть одинаковую – путем полного перемалывания голодным каменным брюхом.
Когда позади с оглушительным грохотом на части раскололся внушительных габаритов валун, Диаваль машинально взвился вперед, пытаясь увернуться от следовавшей за ним по пятам тяжеловесной смерти.
Глаза его снова забегали по стенкам пещеры. Испещренные множеством морщин, они затормаживали движение трескавшегося потолка, но выдерживали этот натиск не все. Некоторые выступы безнадежно трескались под градом породы и рассыпались в труху, взметая в воздух тяжелую пыль, забывавшую все легкие.
По телу то и дело прокатывались булыжники, они же отбивали лапы, а мелкая галка больно впивалась в подушечки. Вальд с решительным рыком маневрировал по рельефной дороге, пока в глаза ему не попался массивный волнообразный зонт. В последний раз отхватив по крупу тяжелым обломком свода, он нырнул под свою единственную защиту, интуитивно забившись под нее посильнее, прижимая пыльную морду к холодной стене, чувствуя, как собственный истошный рык резонирует с нездоровым гарканьем камнепада.

Миг, когда он наконец стих, казался мгновением после вечности…

Тишина, наступившая следом, казалась еще более звенящей, чем все предыдущее. Поэтому звуки собственного тяжелого дыхания  в ней напоминали звонкий глас в пустыне, в вакууме, потому что даже эхо дышало нехотя, будто бы с осторожностью.
В глазах стояла густой, лишенный всякого начертания мрак.
«Наверное, так мы и умираем… - неожиданно для себя заключил квартерон, – сменяя гром жизни на тишину, а свет – на беспросветную тьму…»
И тогда он открыл глаза.
Он жив. Он понял это по ноющему загривку и сошедшей на нет боли в груди, куда, вероятно, забилась пыль. Ди попытался сделать глубокий вдох, но зашелся глухим кашлем. Насилу остановив его, квартерон медленно, на трясущихся лапах восстал из своей галечной могилы и вперился в сторону входа мутными, невидящими глазами. С шерсти сыпалась известь.
Едва пелена сошла с глаз, как волк изменился в лице. Сомкнув веки, Гончий безжизненно сник.
- Господи… - шепотом слетело с его потрескавшихся губ. – Ну почему все это именно со мной?..

+1


Вы здесь » Волчьи песни. Против течения » Флешбэк » Сейчас, или никогда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC