Волчьи песни. Против течения

Объявление

Партнёры

FRPG Ирельм Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом. Вион: Зов Сердца

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Волчьи песни. Против течения » Стая Странных песен » Подножие Скалы Ветров


Подножие Скалы Ветров

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/oc5S0.jpg

Эти деревья растут рядом с подножием скалы и в жаркие дни прекрасно защищают от солнца. Рядом находится небольшая поляна, где любят спать или просто отдыхать многие члены стаи, когда до дома идти лень или не позволяет служба. Фактически, именно здесь располагается лагерь песенников и именно здесь проводятся собрания между советниками и вожаком, когда случается что-то экстраординарное.

0

2

Начало внесюжетного квеста «На ночь глядя…»
День: 2 мая;
Время: 9:20 вечера;

Это было время, когда природа засыпала. Медленно и непоколебимо она клонилась ко сну, спуская с небес на землю мягкое одеяло теней. Они расползались от дерева к дереву, от травинки к травинке, сплетаясь воедино – в одно монолитное мягкое покрывало. Гасли яркие бутоны цветов, рассыпанных по полянам, облачившимся из пестрого одеяния в темную изумрудную сорочку. Медленно замолкали заливистые трели дневных птиц, устало нежившихся в своих теплых дуплах.
Проще говоря, в небе тогда сгущались алые сумерки, когда к подножию Скалы Ветров через лес взметнулась волчья тень.
Он несся со скоростью света – по крайней мере, ему так казалось. Его легкие сжало от набранного темпа и нехватки воздуха, а лапы сводило судорогой, но он безостановочно летел через лес, пожалуй, только чудом минуя встречавшиеся ему навстречу вековые сосны. Зверь – молодой, ловкий – легко нырял в сторону в самый последний момент, зайцем петляя в густой роще, и все захлебывался собственным дыханием.
- Сэнрос!
Его голос резким юношеским фальцетом разрезал лесное безмолвие. Молодой разведчик не просто ворвался в лагерь родной стаи – он влетел туда кубарем, пытаясь вырвать из своего изорванного в клочья дыхания хотя бы несколько членораздельных звуков, что давалось ему, по всей видимости, с неописуемой сложностью.
- Сэнрос! – снова вперемешку с хрипами уронил волчок, судорожно наполняя воздухом и опустошая следом собственную грудь.
- Люди… В лесу… С факелами…
Разведчик зажмурился и встряхнул мордой. Он таки дал себе несколько секунд отдышаться, а после, стиснув зубы, преисполненный официозом выпрямился и прижал к затылку уши, серьезно и неожиданно по-взрослому оглядывая всех, кто уже успел собраться вокруг него. И только потом наконец пояснил:
- Мы, то есть наша разведгруппа, были на границе с деревней. Люди… Собаки… выходят из своих домов. С факелами. Они идут сюда, в лес. Кажется, они что-то ищут и с минуты на минуту уже будут здесь…
Вот, в чем заключалось его сообщение. Юнец замолк и многозначительно нахмурил морду, словно это было началом чего-то страшного, ужасно страшного, и в тоже время совершенно непонятного. Он не знал, в чем была причина массового выхода людей и собак – но знал, что для них, волков, добром это кончится вряд ли.

+1

3

2 мая, поздний вечер

День прошёл как-то незаметно и мимолётно, словно его и не было. Казалось, вот только что она вместе с братом отправилась на охоту с Озера, когда ещё солнце грело затылок, а лес как обычно шумел и радовался весне. И вот уже розовато-чёрные тени тянутся от деревьев и Скалы, в предверии ночной тишины перекликаются последние птицы, состайники, наговорившиеся за вечер, разбредаются по домам, а она сама, устало прислонившись плечом к Скале, уже лениво раздумывает над тем, где лучше спать: там, где она уже села или всё-таки стоит подняться наверх? Алехандро, не меньше её самой находившийся за день, уже пару раз тонко намекал, что безопасней всё-таки спать в собственной пещере. Только вот от усталости лапы гудели и подгибались, и Сэн сильно сомневалась, что сможет добраться до своей лежанки без приключений. И теперь пыталась собраться с духом, чтобы таки поднять потяжелевшую пятую точку и не нервировать братьев. Пока сие занятие не особо получалось.
Это случилось, когда она всё-таки смогла себя пересилить и ступить на свою тропку. Крик позади, заставивший вздрогнуть и резко обернуться, кувырком влетевший на поляну малолеток - и Сэнрос стремительно приближается к взволнованному волку (и откуда только силы взялись?) и внимательно слушает его доклад. Усталость и сонливость отошли на задний план, а серая снова полна сил, ведь нужно позаботиться о стае.
- Так, - минута на раздумье - и в голове уже зреет план, как скоординировать волков для наименьших неприятностей. - Алехандро, организуй переправку волчат и беременных волчиц в мою пещеру - надо их спрятать от собак понадёжнее. Вряд ли люди полезут на Скалу. Эрегор, - серьёзный  взгляд изумрудных глаз обращается к одному из воинов, оказавшихся на поляне, - бери с собой патрульных. Найдите Воеводу и проверьте наши границы. Что-то мне подсказывает, что сегодня у нас могут быть гости... - подтверждающий кивок от волка, и строгий взгляд обращается на Нордона, сегодня необычайно молчаливого. - Норд, на вас заметание следов. В случае форс-мажора люди не должны найти волчат. Мо, организуй извещение всех наших о гостях и обо всём остальном. Мне не нужны лишние жертвы, - советница кивает, показывая, что всё поняла, и Сэнрос, чуть успокоенная тем, что оставляет лагерь на надёжных волков, поворачивается к "гонцу", попутно кивая Диавалю, чтобы он присоединился к ней:
- Веди, - повелительно рыкает она, и троица срывается с места, спеша на место происшествия, к оставшейся разведгруппе. Надеюсь, они недалеко ушли...

---> Большой лес

0

4

2 мая, поздний вечер

Это был славный день. Славная прогулка, славная погодка – словом, все было, по его скромному мнению, хотя бы немного да славным. Впрочем, оно ведь и не удивительно: известно, что Вальд, будучи в благосклонном расположении духа, редко когда не одаривал все, что его окружало, громкими и прекрасными эпитетами. Вот и сейчас он после тяжелого дня довольно лежал на спине, уж больно по-собачьи вывернувшись колечком и подставив брюхо лучам закатного солнца, и все думал, как же, однако, хорошо это – вот так вот выгнуться клубочком, радоваться жизни и не думать ни о чем важном.
В работе его сегодня застиг спланированный отгул. Отказываться от такой возможности обычно горячо любящий свое дело шпион не стал даже в шутку – и сразу же свалился под первой же сосной, наотрез отказавшись в дальнейшем отрывать от нее свой пушистый круп. Так что служебные обязанности, принадлежавшие ему как одному из разведчиков, легко, как перышко, свалились на плечи прочих морд, которым Диаваль, конечно же, никак не завидовал и вовсе не сочувствовал. «У каждого свои обязанности, - лениво размышлял он тогда, поудобнее устраиваясь в траве. – И на каждого они взваливаются так же неожиданно, как и град падает с неба. Тут, как говорится, терпи и неси свой хвост».
Он усмехнулся сам себе и, приоткрыв один глаз, мельком взглянул на явно отягощенную своими неподъемными думами Сэн. Строгую и славную предводительницу Стаи Странных Песен вот уже который час мучил вопрос, где же ей лучше пристроить свой высокопоставленный хвост на ночь. Где-то около нее будто бы мимолетом что-то науськивал и их старший брат Алехандро.
Пес лениво прислушался к их рассудительным беседам.
- А он прав, сестренка, - вытянув вверх лапы в незамысловатых «потягушках», на длинном зевке протянул Гончий. – В пещере, как-никак, безопасней…
Он зажмурился и блаженно пошевелил лапками в воздухе. Правда, потом, очевидно, немного подумав над чем-то, нехотя приоткрыл один глаз и как-то странно поморщил нос.
- …А еще там не будут кусаться всякие противные муравьи, а их тут, уж поверь моей волчьей спине, навалом…
Был ли это победный аргумент или нет, а Сэнрос все-таки поднялась в земли. Волк затуманенным взором проводил сестру по пути ее следования, но не довел. Да и она сама не дошла.
Их обоих остановил истошный вопль.
Стоило ли говорить, что случилось в этот момент у подножия скалы Ветров? Стоило ли говорить, что в этот момент случилось с самим Диавалем?
Сработал он, точно цепной пес. Еще секунду назад безалаберно валявшийся в траве, сейчас он, подорвавшись с места, уже твердо стоял на всех четырех лапах, легко сменив дурацкую рожицу на озабоченно-суровую маску. Вальд даже сам не заметил, когда он успел перегруппироваться, но сконцентрироваться на фигуре возникшего тут же волка Гончий смог со всем своим внутренним профессионализмом.
И, как ни крути, а причина столь резкой смены обстановки действительно оказалась веская. Выслушав весть юного шпиона, Вальд где-то внутри себя выговорился самым наигрубейшим образом. Правда, не совсем от тревоги за стаю, а по какой-то иной причине, больше похожей на негодование за сорванный отпуск.
- Люди, - раздраженно буркнул под нос Ди, встряхнув ушами. – Что им опять нужно? Вечно они вмешиваются туда, как им не следовало бы даже совать свой короткий нос… Сэн?
Его проницательный взор искоса буравит морду сестры. Та, конечно, тоже была не в восторге от услышанного, но внутренне Диаваль понимал – ей, как предводительнице этой огромной волчьей семейки, было втрое сложнее, чем ему, а потому Пес сиюминутно замолк и только успел словить призывающий к следованию кивок Сэнрос, после которого беспрекословно двинулся следом.

+1

5

Белоснежный волк перегруппировался, чуть меняя боевую стойку и готовясь к новой волне атак. Напряжение было запредельным. С его нынешним противником любые заранее заготовленные тактические наработки были тщетны и бесполезны. Ощеренная пасть, метающие молнии глаза, прижатые уши, напряженная линия выгнутой спины, гортанные рычащие звуки, рвущее нутро  – противник смотрелся весьма впечатляюще и внушительно. Сам же Север имел вполне спокойный, даже немного скучающий вид. Перед каждым сражением у Севера был свой ритуал, приводящий его в подобающее душевное состояние и настраивающий на боевой лад. Вот и сейчас, неотрывно смотря в глаза нападающему, он  мысленно бормотал свое привычное обращение к богам войны, прося у них сил, отваги и удачи в предстоящем бою.  Секунда, и молниеносный бросок, сопровождаемый леденящими душу рыками  – враг сделал выпад и прыжок, серым всполохом рванулся вперед, бросаясь на Севера в попытке перегрызть тому глотку. Легкий отмах белой лапы прервал атаку, отправляя хихикающего волчонка кубарем в мягкий островок травы. Трава и мрак проглотили воинственного щена, как река глотает брошенный в воду камень, но меховому серому комку потребовалось лишь пару мгновений, чтобы вновь явить себя взору Севера – такой же растрепанный, разгоряченный, распаленный шуточной, а для кого-то и совсем нешуточной, дракой. Север фыркнул, опять принимая боевую стойку, чтобы встретить следующую атаку уже другим боком. Как он оказался в таком дурацком положении? Север собирался в ночной патруль, когда застал этого дурачину, шныряющего вокруг. Ночью. Поздно. Когда все остальные волчата должны уже сиську мамкину сосать и готовиться ко сну. Застукал, и вызвал на бой. И наградой ему за победу пообещал разрешить не спать всю ночь. Вот поэтому эта лохматая мелочь дралась с таким основательным боевым запалом, всерьез вознамерившись уложить его – Севера – на лопатки. Это как если бы птичка, присевшая на ветку, собралась переломить дереву ветки, ствол и выкорчевать с корнями. Забавный малый.  Как же его зовут? Волчат в стае всегда было так много, и росли они так быстро, что Север и не пытался запомнить имена каждого из них, вместо этого давая всем броски клички. Вот этого конкретного, например, он звал Репкой, от слова "репейник". Потому что слышал однажды, как его мать ругается, что вынуждена обирать от репейника этого мелкого пакостника каждый раз, как тот возвращается с прогулки. Да еще и из-за его  большой головы, по форме и размеру здорово напоминающей репу. И по этой глупой репе уже хотелось хорошенько надавать. Все это думал взрослый и серьезный с виду волк, с совершенно дурацким выражением на морде катая брыкающийся серый комок по траве, а тот лишь молотил лапами в воздухе, переходя с рыка на хохот и обратно. Волчонок возобновил атаки, вновь устраивая возню. Мелки молочные зубишки старались перемолоть лапу Севера, но не в силах были прокусить даже шерсть, и волчонок забавно кашлял, отплевываясь от белого меха. Большой белый волк  негромко и басовито смеялся в усы. Видать не волк растет, а пиранья.  - Все-все, сдаюсь. – Резюмировал он, отдирая вцепившегося в его хвост шалопая и быстро озираясь вокруг. Эту неприглядную картину превращения вечно хмурого белого волка в боксерскую грушу для щенячьих игр не должен был видеть никто из соплеменников, иначе его и без того ненадежные позиции в племени пошатнутся. Хорошо, что они возились на некотором отдалении от мест общего пользования. Ночь уже давно спустилась в леса, одевая кусты в зловещие тени. Сейчас взрослые волки потянуться с ужина, а значит надо было отсюда выбираться, пока остальная щенячья банда не подтянулась на звуки возни и не прикончили его окончательно своими "расскажи-расскажи". Рассказчик из Севера был отменный, только не такой славы он для себя хотел. Отдаленные звуки волчьих разговоров кажется стали громче, и надо было узнать в чем дело. - Топай, кажется тебя мамка зовёт.  – Легкий шлепок лапой по заднице придал сопротивляющемуся и не желающему уходить щенку нужное ускорение, но возмущенное верещание не прекратилось, и Север вынужден  был отнести его самостоятельно в гнездо, и вручить насупившегося щенка няньке, бурча себе под нос что-то типа "смотри что  я в лесу нашел".  Он все еще был занят придумыванием  достоверного оправдания своему нахождению здесь, когда заметил  странный огонек тревоги в ее глазах.  Что случилось, пока мы играли?

Отредактировано Север (03.08.2017 11:06:35)

+1

6

Произошедшее на поляне долго не укладывалось в голове. Как так? Неужели всё, конец? - бешено метались мысли в её мозгу, пока самка лихорадочно искала вверенных ей волчат по кустам и норам. Кто-то находился уже рядом с родителями, кто-то уже бежал к ней (преимущественно те, кто постарше), вызнав у сверстников, что приказ забираться на Скалу, обиталище грозного вожака, поступил от самой Сэнрос, а кто-то... А кто-то упорно прятался в испуге, и ей, бедной няньке, приходилось приложить уйму усилий, чтобы разыскать хотя бы одного такого трусишку. Она совсем было отчаялась, ища по всем укромным местам последнего "воспитанника", когда кусты прямо перед ней раздвинулись, и из них выступила белая фигура спасителя.
- Нашёлся! - со смешанным с тревогой облегчением выдохнула нянька, а потом, вспомнив имя белоснежного великана, выпалила, заметив в его глазах вопрос:
- Люди появились в лесу! Буквально только что прибежал гонец, и... Север, кнэхти велела всем воинам собраться и найти Воеводу, - добавила она спустя пару секунд, вспомнив также, кем является Север в стае. А потом, едва ли не отмахнувшись в сторону небольшой группы волков, что собралась вокруг Эрегора, проводившего перекличку и ожидавшего вестей от патрульных, избегая вопросов со стороны белого, почти бегом, подталкивая причину своей задержки под пятую точку, чтобы шевелилась быстрее, устремилась к Стали, что сейчас, успокаивая словами, группами направлял в пещеру сестры молодняк с матерями, изредка поглядывая туда, где скрылись спины вожака и её брата. Время стремительно утекало сквозь пальцы...

+1

7

Угрюмый кивок был ей ответом, с таким трудом обретенное после общения с молодым поколением  ощущение счастья рассыпалось в прах. Люди. Нет врага страшнее, страннее и непредсказуемее, чем эти розовые безволосые создания, приручившие огонь, лошадей, собак и большую воду. Не часто это относительно близкое территориальное соседство приносило им неудобства, однако каждый раз пересечение людей с волками грозило последним бедой. С виду такие беззащитные, на деле люди оказывались хитрыми и находчивыми врагами, страшнее самого Манатамы. И всегда действовали вместе и дрались отчаянно, особенно когда защищали собственных розовых детенышей. Север в отличие от остальных своих сородичей не испытывал того благоговейного ужаса перед людьми, в бытность свою подростком проведя в их обществе аж 4 месяца, но и недооценивать их опасность тоже не был склонен. Люди есть люди, и он лучше бы сожрал собственный хвост, чем еще раз встретился с кем-то из них. Он понимал только одно – надо всеми силами защитить территории стаи, но и нельзя дать пролиться крови, потому что на смену одному убитому человеку в их лес придут десять других, уже обозленных и вооруженных гораздо сильнее, чем сейчас. И вместо факелов уже будут ружья.
Беглый панорамный взгляд голубых глаз обежал окрестности и снующих в беспокойстве соплеменников - деловитая суета окутала племя, и хотя в воздухе ощущался их страх и беспокойство, именно благодаря учениям, периодически проводимым Алехандро, каждый прекрасно знал что ему делать. Знал и Север, легкой рысью направляясь к месту сбора волков-воинов и пополняя собой стройные ряды, располагаясь на некотором отдалении от основной группы. Его появление обнаружил лишь Эрегор, отмечаясь коротким кивком и получая такой же кивок  в ответ. Серьезные морды братьев выдавали общее беспокойство, серое воинское море тревожно гудело, перешептываясь и обсуждая произошедшее. Почти со всеми волками стаи Странных песен у белого волка были вполне ровные отношения, кого-то он даже мог назвать своими друзьями. Если бы любые виды личного общения ни были так чужды нелюдимому  Северу, он бы с удовольствием проводил с ними время. Почти со всеми – Ахмади как относился к нему с подозрением и личной неприязнью с первых дней их знакомства и появления Севера в стае, так и не изменил своего отношения и по сей день. Возможно, воинственному воину претило его неприятие любых форм агрессии, а может он видел в нем угрозу, приписывая ему захватнические планы. Сколько раз он пытался доказать, что он – Север – не имеет ни амбиций, ни планов сместить кого-либо с должности или продвинуться карьерно, видимо у этого волка было на этот счет свое мнение. Все-таки зря он при первом своем появлении в этих землях признался, что у себя на родине должен был стать вожаком. С того момента многие видели в нем то, чего в Севере не было и  в помине – лидерские амбиции. А может Ахмади раздражало, как может быть Север воином, и быть настолько на воина непохожим, не понимая, что воин – эта не куча мышц и оголенная как нерв неприкрытая агрессия, воин – это тот, кто может защитить, а защита не обязательно должна в себя включать физическое противостояние, надо иногда подключать и голову, использовать стратегию и хитрость. Потому что на силу всегда ответом будет сила, а вот на хитрый маневр однозначного ответа у противника может и не найтись. Порой оголтелая безрассудная атака может только накалить ситуацию, все испортить и закончиться плачевно. Например как сейчас, с людьми. Если действовать неосторожно и напролом, к утру от их лагеря останется только горстка дымящихся косточек мертвых волчат. Эх, была бы здесь рядом Сэнрос - ее образ многим придавал сил и уверенности, в ее речах они черпали спокойствие. И Север не был исключением, в отсутствие предводительницы ощущая, будто какой-то очень важной части самого себя он недосчитался.

Отредактировано Север (16.08.2017 00:23:22)

+1


Вы здесь » Волчьи песни. Против течения » Стая Странных песен » Подножие Скалы Ветров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC